ЭКСПРЕСС-ОПРОС

Что, по Вашему мнению, является препятствием для развития бизнеса в Ульяновской области?

Александр Павлов ответил правозащитнику Игорю Корнилову

27.11.2013 в 09.33 в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» по адресу http://wapkin.livejournal.com/1473776.html была размещена публикация «Коррупционная ниша», в которой делается вывод о том, что «институты созданные [в Ульяновской области] для защиты прав граждан либо бесполезны, в силу имитации «бурной деятельности», либо наоборот, ещё и создают предпосылки для систематического нарушения прав и свобод граждан, в этом смысле Ульяновская область безусловно уникальна» (орфография и пунктуация автора сохранены). В заметке содержится мнение о наличии признаков нарушения законодательства о защите конкуренции при размещении государственного заказа на организацию питания в учреждения, подведомственные Министерству здравоохранения Ульяновской области, и приводятся критические оценки эффективности деятельности различных органов и должностных лиц. В том числе высказано мнение о том, что «вмешиваясь в случае публичных скандалов, уполномоченный по противодействию коррупции Александр Павлов, пытается изображать бурную деятельность, которая, впрочем мало эффективна».

Прекрасно зная лично автора публикации, отмечу, что вместе с ним мы довольно успешно принимали участие в решении вопросов обманутых дольщиков, выявляли проявления коррупции при выделении жилья детям сиротам и др. Ему предоставлялась возможность ознакомиться с результатами моей работы по пресечению попыток увода бюджетных ресурсов и нарушению прав граждан. Именно поэтому его характеристика моей деятельности на страницах блога представляется мне как минимум странной.

Я неоднократно подчёркивал, что согласно российскому законодательству противодействие коррупции складывается из борьбы с коррупцией, которой уполномочены заниматься федеральные правоохранительные органы, из профилактики (предупреждения) коррупции, участие в чём могут принимать органы, организации, их должностные лица, институты гражданского общества и граждане, и из ликвидации последствий совершённых коррупционных правонарушений.

Идея создания должности уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области появилась до утверждения федерального антикоррупционного законодательства. После утверждения официального толкования термина «противодействие коррупции» наименование должности менять не стали, но фактически все полномочия уполномоченного по противодействию коррупции простираются в поле предупреждения коррупции, но никак не борьбы с ней.

Возвращаясь к публикации, мне хотелось бы отметить отсутствие каких-либо фактов, подтверждающих оценки автора публикации. Тезис об имитации деятельности институтами, созданными в Ульяновской области для защиты прав граждан, безаппеляционен и от этого не становится правдой. За всё время работы уполномоченных по направлениям правовые консультации и реальную помощь в решении своих вопросов получили сотни людей, искренне благодаривших за оказанное им содействие в поиске правды.

Мнение автора публикации о завершении нами работы по фактам возможного нарушения законодательства о защите конкуренции в связи с проведённой встречей с руководителем УФАС по Ульяновской области основано на его собственных домыслах. Обращение ООО «Галеас» поступило в мой адрес неделю назад, и в течение установленного законом срока мы продолжаем работу над сбором и подтверждением информации. Однако поскольку г-н Корнилов не является представителем заявителя, то он и не обладает правом получения информации о ходе рассмотрения этого заявления. К тому же я не практикую какие-либо предварительные публичные заявления без детального и однозначного анализа проблемы.

Очень жаль, что моя деятельность показалась Игорю Николаевичу малоэффективной. Кому как не ему знать, что многие вопросы, выявляемые нами в ходе работы, обобщаются, подкрепляются доказательствами и направляются в правоохранительные органы И до определённого момента я не имею права об этом говорить, пока факты проверяются. По некоторым переданным в правоохранительные органы нашим материалам уже возбуждены либо готовятся к возбуждению уголовные дела.

Отмечу, что возбуждение уголовных дел не является прямой целью нашей работы. Моей главной задачей согласно комплексному толкованию норм областного закона «О противодействии коррупции в Ульяновской области» является привлечение внимания к опасности коррупции для всего общества и для отдельного человека в частности. Именно поэтому мы много сил тратим на различные конкурсы социальной антикоррупционной рекламы среди молодёжи, выделяем гранты для реализации антикоррупционных проектов некоммерческих организаций, издаём и бесплатно распространяем буклеты, брошюры, плакаты, календари и другие формы «наглядной антикоррупционной агитации».

Профилактику коррупции не следует рассматривать как незначимую, неэффективную либо второстепенную по отношению к борьбе с коррупцией, ведь приоритетное применение мер по предупреждению коррупции установлено Федеральным законом от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» в качестве одного из принципов противодействия коррупции.

Результатом борьбы с коррупцией является привлечение к ответственности субъекта правонарушения - конкретных физических лиц, в то время как результатом профилактики коррупции является изменение представлений о коррупции в обществе. И зачастую бывает проще предотвратить коррупционное преступление на этапе формирования условий для его совершения, чем уже после его совершения и наступления общественно опасных последствий собрать доказательства о виновности лиц, его совершивших. Высокая латентность коррупционных преступлений тому причина.

В 2012 году в Ульяновской области ОГКУ «Аналитика» был проведены социологические опросы жителей Ульяновской области с выборкой 1500 человек на тему отношения к коррупции. На вопрос «Как вы считаете, сегодня уровень коррупции в нашем регионе высокий или низкий» 45 % респондентов ответили, что уровень высокий. Отметим, что на аналогичный вопрос, заданный в рамках общероссийского опроса, проведённого Фондом общественного мнения в 2012 году с выборкой в 1500 респондентов, доля респондентов, считающих уровень коррупции в России высоким, составила 81 %. На вопрос «По Вашему мнению, в настоящее время уровень коррупции в Ульяновской области снижается или повышается» лишь 24 % жителей нашего региона, участвовавших в опросе, отметили как повышающийся. А согласно общероссийскому опросу Фонда общественного мнения доля россиян, оценивших повышение уровня коррупции в России, составила 43 %.

Результаты социологических исследований лучше всего показывают эффективность адресованных обществу мер воздействия по предупреждению коррупции, частью которых является организующая и непосредственно реализуемая уполномоченным по противодействию коррупции деятельность.

Недавно в целях информирования депутатов нового состава Законодательного Собрания Ульяновской области я готовил для информацию о некоторых дополнительных результатах своей работы, ранее нигде не публиковавшихся. Восполняю этот пробел.

 

ИНФОРМАЦИЯ О НЕКОТОРЫХ РЕЗУЛЬТАТАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ В УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ

На заседании Законодательного Собрания Ульяновской области, состоявшемся 31.10.2013, некоторые депутаты критически высказались о неэффективной и нецелесообразной, по их мнению, деятельности Уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области, связанной с отсутствием конкретных результатов работы и ограниченности моих полномочий.

Я неоднократно приглашал депутатов из фракции КПРФ в Законодательном Собрании области, и ранее высказывавших негативные отзывы о реализованной в 2009 году инициативе Губернатора области С.И. Морозова по учреждению должности Уполномоченного по противодействию коррупции, детальнее ознакомиться с нашей работой. Поскольку до настоящего времени инициативы от них не последовало, в целях повышения степени осведомлённости о нашей деятельности и для формирования объективного мнения депутатов Законодательного Собрания о достигнутых результатах и для оценки степени достаточности наших полномочий сообщаю следующую информацию.

По всей видимости, эти депутаты в своих выступлениях под эффективностью и результативностью работы в сфере противодействия коррупции подразумевают только лишь уголовно-правовые последствия в виде возбуждения уголовных дел по фактам совершения коррупционных преступлений и иных действий, направленных на пресечение, расследование и раскрытие таких преступлений. Безусловно, данными полномочиями Уполномоченный по противодействию коррупции в Ульяновской области не наделён и наделён быть не может, ибо они, согласно федеральному законодательству, входят в исключительную компетенцию органов государственной власти Российской Федерации. Моя основная задача заключается в принятии мер по предупреждению коррупции, то есть, созданию дополнительных препятствий для её возникновения в деятельности государственных органов Ульяновской области и их должностных лиц, включая выявление условий для совершения коррупционных правонарушений и признаков уже совершённых таких преступлений (зон коррупционного риска).

Согласно Федеральному закону от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» противодействие коррупции заключается, во первых, в борьбе с ней, что является, как уже упоминалось, прерогативой федеральных правоохранительных органов, во-вторых, в профилактике (предупреждении) коррупции, участие в которой могут принимать различные органы, организации и граждане, и, в-третьих, в ликвидации последствий совершения коррупционных правонарушений. В нашем регионе перечень мер по профилактике коррупции как составляющей противодействия коррупции был расширен законодательно установленными дополнительными мерами, реализация которых вошла в число функций специально учреждённого должностного лица - Уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области.

В ратифицированной Россией Конвенции ООН против коррупции немалое внимание уделяется правовому регулированию предупреждения коррупции. Эта деятельность специально регламентирована нормами этого международного договора и не является вторичной либо менее значимой, чем борьба с коррупцией. Поэтому ошибочно оценивать результативность и эффективность противодействия коррупции только лишь количеством коррупционных правонарушений, то есть, по результатам борьбы с коррупцией, поскольку достоверно неизвестно, какую долю выявленные правонарушения составляют от общего количества совершённых, но не выявленных правонарушений. Неверным является и вывод о недостаточности полномочий Уполномоченного по противодействию коррупции для реализации эффективных мер по противодействию коррупции. Нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации допускается лишь утверждение дополнительных мер по предупреждению коррупции. Ниже я покажу, что даже в рамках профилактики коррупции мы сумели предотвратить целый ряд возможных коррупционных правонарушений и преступлений, ликвидировав предпосылки для их совершения, также сумели выявить признаки отдельных уже совершённых преступлений и передали их в правоохранительные органы. Эффект, достигнутый в рамках профилактики коррупции, не так выразителен и заметен, как, например, информация в СМИ о возбуждении уголовного дела, но от этого её значение на конечный результат - осознание обществом результативности антикоррупционной политики - не снижается.

Повторюсь, профилактику коррупции не следует рассматривать как незначимую, неэффективную либо второстепенную по отношению к борьбе с коррупцией. Результатом борьбы с коррупцией является привлечение к ответственности субъекта правонарушения - конкретных физических лиц, в то время как результатом профилактики коррупции является изменение представлений о коррупции в обществе. И зачастую бывает проще предотвратить коррупционное преступление на этапе формирования условий для его совершения, чем уже после его совершения и наступления общественно опасных последствий собрать доказательства о виновности лиц, его совершивших. Высокая латентность коррупционных преступлений тому причина.

В 2012 году в Ульяновской области ОГКУ «Аналитика» был проведены социологические опросы жителей Ульяновской области с выборкой 1500 человек на тему отношения к коррупции. На вопрос «Как вы считаете, сегодня уровень коррупции в нашем регионе высокий или низкий» 45 % респондентов ответили, что уровень высокий. Отметим, что на аналогичный вопрос, заданный в рамках общероссийского опроса, проведённого Фондом общественного мнения в 2012 году с выборкой в 1500 респондентов, доля респондентов, считающих уровень коррупции в России высоким, составила 81 %. На вопрос «По Вашему мнению, в настоящее время уровень коррупции в Ульяновской области снижается или повышается» лишь 24 % жителей нашего региона, участвовавших в опросе, отметили как повышающийся. А согласно общероссийскому опросу Фонда общественного мнения доля россиян, оценивших повышение уровня коррупции в России, составила 43 %.

Результаты социологических исследований лучше всего показывают эффективность ориентированных на общество мер воздействия по предупреждению коррупции, частью которых является организующая и непосредственно реализуемая Уполномоченным по противодействию коррупции деятельность.

Что касается функций Уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области, то изначально их перечень был установлен Законом Ульяновской области от 05.06.2007 № 77-ЗО «О противодействии коррупции в Ульяновской области», который в настоящее время признан утратившим силу в связи с подготовкой при нашем непосредственном участии и последующим принятии Закона Ульяновской области от 20.07.2012 № 89-ЗО «О противодействии коррупции в Ульяновской области». В новой редакции закона круг функций Уполномоченного по противодействию коррупции был расширен, и при этом новая редакция закона позволяет реализовывать на практике другие функции, направленные на повышение эффективности профилактики коррупции.

Одной из таких функций, не установленных вышеназванным законом, является ведение совместно с органами (должностными лицами) внутреннего и внешнего финансового контроля Ульяновской области учёта случаев отказа работодателей (представителей нанимателя) от привлечения к дисциплинарной и материальной ответственности лиц, виновных в совершении бюджетных нарушений. Это позволяет органам государственной власти Ульяновской области организовать практическую реализацию принципа неотвратимости дисциплинарной и материальной ответственности виновных лиц как одного из принципов противодействия коррупции, а мы имеем возможность выявлять признаки коррупционных связей в деятельности служащих.

Обобщённая информация о результатах исполнения мною установленных функций в период с 2009 по 2012 годы содержится в главе 2 раздела I Сводного отчёта о результатах участия ИОГВ и ОМСУ МО Ульяновской области в проведении единой государственной политики в области противодействия коррупции в 2012 году (стр. 16-43), который размещён на моём официальном сайте в сети Интернет по адресу: http://www.anticorrupt-ul.ru/attfiles/otchet_2012.pdf.

Далее приведу некоторые результаты нашей работы, не включённые в указанный отчёт.

Наиболее важными функциями Уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области является проведение антикоррупционного анализа нормативных правовых актов Ульяновской области и их проектов и выявление зон коррупционного риска. Это позволяет компенсировать объективно существующие пробелы в процедуре антикоррупционной экспертизы, проводимой разработчиками нормативных правовых актов Ульяновской области и регламентированной Федеральным законом от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов».

Целями антикоррупционного анализа, проводимого Уполномоченным по противодействию коррупции в Ульяновской области, является:

1) поиск коррупциогенных факторов, не выявленных на этапе антикоррупционной экспертизы;

2) поиск коррупциогенных факторов, выявленных на этапе антикоррупционной экспертизы, но по разным причинам не устранённых;

3) выявление зон коррупционного риска, то есть, видов деятельности, результатом которого может стать совершение коррупционных правонарушений.

Таким образом, проведение антикоррупционного анализа является средством, а устранение коррупциогенных факторов и зон коррупционного риска - целью нашей деятельности.

С 2009 года доля проектов нормативных правовых актов, в которых мы выявляли коррупциогенные факторы и зоны коррупционного риска, последовательно снижалась. В таблице ниже показано количество проанализированных нами проектов нормативных правовых актов и динамика снижения доли проектов, содержавших коррупционные нормы.


2009

2010

2011

2012

2013*

Количество проанализированных проектов нормативных правовых актов Ульяновской области

292

916

1266

1264

1194

Доля проектов нормативных правовых актов, в которых были выявлены коррупциогенные факторы

25,32

24,28

15,61

13,46

7,76

* с 01 января по 01 ноября 2013 года

Снижение доли проектов нормативных правовых актов, в которых были выявлены коррупциогенные факторы, мы объясняем как повышением качества подготовки нормативных актов, вызванным в числе прочих причин регулярно организуемыми нами практическими семинарами-тренингами для юристов исполнительных органов государственной власти Ульяновской области и органов местного самоуправления муниципальных образований Ульяновской области, так и изменением специфики использования нормативных правовых актов для получения коррупционных выгод. В настоящее время лица, желающие получить коррупционную прибыль, прекрасно понимают о жёстком контроле за процедурой утверждения нормативных правовых актов Ульяновской области, проводимом органами прокуратуры, органами юстиции и Уполномоченным по противодействию коррупции, поэтому уже не рискуют лоббировать прямое закрепление нормами права тех или иных преференций или решений, направленных на изменение норм права в свою пользу или в пользу третьих лиц. Коррупционные схемы на современном этапе чрезвычайно усложнены, часто реализуются через максимально возможное делегирование полномочий исполнителю, на которого либо не налагаются требования, предъявляемые к государственным и муниципальным органам и к государственным и муниципальным служащим, либо проверка выполнения этим исполнителем установленных требований невозможна либо затруднительна в силу объёмности проявлений зоны коррупционного риска, например, при организации закупок для государственных нужд сложных объектов или работ. Выявление таких схем требует длительного и многоаспектного антикоррупционного и правового анализа ситуации.

За прошедший период времени мы сформировали собственный перечень способов и приёмов, позволяющих нам в пределах, установленных законом, получать и проверять информацию о зонах коррупционного риска. Информацию о них мы направляем в правоохранительные органы для рассмотрения в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством. Приведу некоторые примеры выявленных и (или) предотвращённых зон коррупционного риска, которые могли бы привести к значительным потерям бюджетных средств.

Вам известно, что с вступлением в должность Уполномоченного по противодействию коррупции я инициировал изучение вопроса о коррупционных проявлениях при выделении жилья детям-сиротам. По итогам антикоррупционного анализа действовавшей на тот момент редакции Закона Ульяновской области от 06.05.2006 № 60-ЗО «Об обеспечении жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа на территории Ульяновской области» был выявлен коррупциогенный фактор, допускавший возможность подмены обязанности Министерства образования Ульяновской области по контролю за эффективностью реализации органами местного самоуправления переданных им полномочий по выделению жилья детям сиротам правом проведения такого контроля. Тем самым создавалась возможность для легального непроведения контроля за исполнением полномочий.

В результате независимой оценки рыночной стоимости полутора десятков жилых помещений, приобретённых детьми-сиротами и лицами из их числа, получившими право на жильё, мы доказали наличие тенденции занижения стоимости приобретаемых помещений на суммы от 50 до 300 тысяч рублей. Мы также установили, что начиная с 2010 года на сумму, выделяемую детям-сиротам для приобретения жилья, можно было бы приобрести однокомнатную квартиру либо комнату гостиничного типа, однако массовое распространение получило приобретение комнат в коммунальных квартирах, цена которых ниже размера средств, передаваемых в распоряжение сиротам. Путём их опроса мы установили возможную причастность отдельных должностных лиц администрации г. Ульяновска и Министерства образования Ульяновской области. По имеющейся информации, сотрудниками органов внутренних дел в 2012 году было возбуждено уголовное дело в отношении группы лиц, занимавшейся вымогательством у сирот.

В 2010 году при исследовании вопроса о приобретении газовых котельных для муниципальных образований Ульяновской области на сумму 300 млн. рублей мы выявили и при содействии ревизоров Министерства финансов Ульяновской области подтвердили факты завышения стоимости котельного оборудования примерно в два раза. Поскольку, с одной стороны, заключённые на его поставку договоры лизинга были составлены таким образом, что прекращение платежей означало бы демонтаж котельных и наступление финансовых санкций, а с другой стороны, такой демонтаж в условиях начавшегося отопительного сезона означал бы разморозку отопительной системы в ряде населённых пунктов, долг за поставленное оборудование выплачивал ОГУП «Имущество», которому по решению Законодательного Собрания Ульяновской области предоставлялись субсидии из областного бюджета Ульяновской области. Министр строительства Ульяновской области, курировавший вопрос о поставке указанных котельных, после информирования Губернатора области об этой ситуации был уволен.

В СМИ некоторое время назад активно обсуждался вопрос о нарушениях законодательства о конкуренции при реализации проекта создания геоинформационной системы в Ульяновской области (3D-ГИС). Отметим, что задолго до этого, ещё на этапе согласования проекта изменений в областную целевую программу «Развитие информационного общества, использование информационных и коммуникационных технологий, снижение административных барьеров, оптимизация и повышение качества предоставления государственных услуг исполнительными органами государственной власти Ульяновской области и муниципальных услуг органами местного самоуправления муниципальных образований Ульяновской области в 2010-2012 годах» нами был проведён антикоррупционной анализ проекта постановления Правительства Ульяновской области, предполагающего внесение в эту программу изменений. В подготовленном отрицательном экспертном заключении № 1080 от 30.11.2010 разработчик нормативного акта был предупреждён об установленных признаках ориентированности технического задания по реализации проекта 3D-ГИС на конкретную организацию, что являлось коррупциогенным фактором, а именно - отказом от конкурсных (аукционных) процедур - закреплением административного порядка предоставления права. Выявленная информация была передана в правоохранительные органы. Один из членов Правительства области за организацию бесконкурсной передачи права по реализации в Ульяновской области проекта 3D-ГИС впоследствии был привлечён к административной ответственности.

Следует отметить, что указанный пример является единственным в нашей практике, когда к нашему предостережению должностное лицо не посчитало нужным прислушаться, что впоследствии привело к привлечению к административной ответственности. В дальнейшем все выявленные нами зоны коррупционного риска ликвидировались после подготовки нами соответствующих рекомендаций в экспертном заключении, в том числе по нормативному правовому акту и другой документации, касающимся строительства Ледового дворца, в которых были выявлены незаконно включённые статьи расходов, финансируемых за счёт областного бюджета Ульяновской области.

Проектом постановления Правительства Ульяновской области, предполагавшим внесение изменений в областную целевую программу «Охрана окружающей среды Ульяновской области на 2007-2013 годы», представленным на экспертизу Министерством лесного хозяйства, природопользования и экологии Ульяновской области, планировалось выделение дополнительного финансирования из областного бюджета Ульяновской области. В частности, для утилизации индивидуальных противохимических пакетов в количестве 28 тыс. штук предполагалось выделить 700 тыс. рублей. Расчёт средств был составлен путём сравнения коммерческих предложений трёх организаций и выбора наименьшей цены, предложенной ООО «Приор» (г. Ульяновск) - 25 рублей за комплект. Путём проведения нами собственного мониторинга коммерческих предложений услуг по утилизации противохимических пакетов было установлено наличие в открытом доступе предложений других компаний, значительно ниже предложения ООО «Приор».

Выполнив наши рекомендации, указанные в экспертном заключении № 1756 от 23.06.2011, Министерство лесного хозяйства, природопользования и экологии Ульяновской области при подготовке конкурсной документации снизило начальную (максимальную) цену контракта с 700 тыс. рублей до 368,2 тыс. рублей и, заключив его с ООО «Защита Северо-Запад ВМТ» (г. Санкт-Петербург), полностью выполнило требующиеся задачи, сэкономив при этом бюджетные деньги.

Зоной коррупционного риска могла бы стать сделка по приобретению здания для государственных нужд Ульяновской области по завышенной стоимости. Проектом постановления Правительства Ульяновской области «О внесении изменений в постановление Правительства Ульяновской области от 22.06.2011 № 28/277-П», разработанным Министерством труда и социального развития Ульяновской области, предполагалось дополнить областную целевую программу «Доступная среда» на 2011-2013 годы» мероприятием по приобретению в областную собственность здания для размещения Комплексного центра для работы с гражданами с ограниченными возможностями здоровья в г. Ульяновске и направить на эти цели средства областного бюджета Ульяновской области в размере 190 млн. рублей.

В качестве финансово-экономического обоснования указанной стоимости было представлено заключение об оценке рыночной стоимости, подготовленное независимым оценщиком - компанией, зарегистрированной в Москве. С формальной точки зрения этих документов было бы достаточно для вывода о правомерности сделки.

В рамках проведённого антикоррупционного анализа были изучены технические характеристики здания, планируемого к приобретению. Их анализ показал, что большинство её параметров было составлено на основании описания недостроенного здания в Заволжском районе г. Ульяновска. Это недостроенное здание в 2008 году было приобретено на торгах по цене около 23 млн. рублей коммерческой организацией, зарегистрированной в г. Ульяновске, в целях завершения строительства. Этой же компанией до 2015 года был арендован находящийся в муниципальной собственности земельный участок, на котором расположено недостроенное здание. Признаков работ в целях завершения строительства здания выявлено не было.

Таким образом, нельзя было исключать вероятность попытки перепродажи в областную собственность имущества коммерческой организации по завышенной стоимости. Консультации с экспертами в области оценки недвижимости показали, что реальная рыночная стоимость именно этого здания в настоящее время колеблется в диапазоне 60-65 млн. рублей.

Выявленные факты были указаны в отрицательном экспертном заключении № 3766 от 17.01.2013. По итогам рассмотрения заключения разработчик сразу же снизил размер средств, запрашиваемых для приобретения здания, со 190 до 65 млн. рублей, которые и были утверждены постановлением Правительства Ульяновской области от 04.02.2013 № 4/33-П «О внесении изменений в постановление Правительства Ульяновской области от 22.06.2011 № 28/277-П» в качестве максимальной цены для приобретения здания. Выявленная зона коррупционного риска в случае утверждения проекта нормативного акта в первоначальной редакции на практике могла бы привести к потере бюджетных средств областного бюджета Ульяновской области в размере около 120 млн. рублей.

Ряд зон коррупционного риска был выявлен в связи с отсутствием нормативно установленных требований к управляющим организациям, товариществам собственников жилья и иным специализированным потребительским кооперативам, осуществляющим управление многоквартирным домом (без заключения договора с управляющей организацией), в части обязательного отбора подрядной организации на выполнение тех или иных видов работ на конкурсной основе. Подобные ситуации порождены несовершенством федерального законодательства.

В настоящее время мы выявили признаки проявлений коррупции, повлиявших, по нашему мнению, на завышение стоимости оплаты работ по проведению капитального ремонта многоквартирных домов, выполненных в течение 2013 года (ремонт кровли), а также изучаем законность заключения отдельными коммерческими организациями договоров аренды оборудования для обслуживания лифтового хозяйства в г. Ульяновске. Об этих зонах коррупционного риска в сфере жилищно-коммунального комплекса я информировал членов Координационного совета по реализации антикоррупционной политики в Ульяновской области 18.11.2013.

В 2013 году серия зон коррупционного риска была выявлена нами в деятельности открытого акционерного общества «Ульяновскавтодор». В частности, были установлены факты незаконного распоряжения бывшим генеральным директором ОАО «Ульяновскавтодор» имуществом общества и заключения сделок без согласования с советом директоров, выявлены признаки хищения, а также факты заключения сделок аренды имущества по цене, завышенной по сравнению с рыночной примерно втрое. После передачи материалов в правоохранительные органы в отношении указанного лица по одному из выявленных фактов было возбуждено уголовное дело. Проверка других выявленных фактов продолжается.

В мае 2013 года нами было обращено внимание руководства города Ульяновска на ряд нарушений при организации Комитетом дорожного хозяйства, благоустройства и транспорта администрации города Ульяновска работ по нанесению разметки на дорогах в г. Ульяновске. Мы установили, что работы по нанесению разметки были начаты до официального подведения итогов конкурса на отбор подрядной организации и даже до объявления самого конкурса. Проведя антикоррупционный анализ нормативного правового акта администрации г. Ульяновска, регулировавшего процедуру выделения субсидий в целях возмещения затрат, связанных с нанесением разметки, мы выявили в нём множество коррупциогенных факторов, связанных с отсутствием ряда административных процедур в порядке предоставления органом местного самоуправления права на получение бюджетных средств, а также с нарушением сроков их проведения.

По итогам рассмотрения выявленных нами зон коррупционного риска в этой сфере правоохранительными органами 31.07.2013 было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако решением УФМС по Ульяновской области от 16.10.2013 действия Комитета дорожного хозяйства, благоустройства и транспорта администрации города Ульяновска были признаны нарушением Федерального закона «О защите конкуренции», что подтверждает правильность наших выводов и действий в части нарушения конкурсных процедур. В общей сложности в правоохранительные органы были переданы материалы по более чем полутора десяткам выявленных зон коррупционного риска.

За 4,5 года деятельности Уполномоченного по противодействию коррупции было выявлено и предупреждено потерь бюджетных средств на сумму порядка 4,5 млрд. рублей при ежегодных затратах на содержание Уполномоченного и его аппарата около 6 млн. рублей. Вероятность этих потерь в случае неустранения зон коррупционного риска является высокой, поскольку выявляемые нами зоны коррупционного риска до их устранения содержались в проектах нормативных правовых актов, обязательных для исполнения после их утверждения.

В нашей практике имеется множество других примеров выявления и предотвращения возникновения зон коррупционного риска, в том числе связанных с выделением грантов начинающим предпринимателям, реализацией отдельных инвестиционных проектов, строительством спортивных объектов, проведением областных мероприятий, незаконным использованием земельного участка, находящегося в собственности Ульяновской области, для организации деятельности автогазозаправочной станции, по поставке некачественного кислорода в учреждения, подведомственные Министерству здравоохранения Ульяновской области, и другое.

Выявление зон коррупционного риска позволяет своевременно минимизировать или ликвидировать условия для реализации их общественно опасных последствий. Не все выявленные нами зоны коррупционного риска, о которых мы проинформировали правоохранительные органы в соответствующих заявлениях о преступлении, стали основанием для возбуждения уголовных дел, но в ряде случаев даже сам факт выявления нами коррупционной схемы с признаками подготовки коррупционного преступления и начало активных действий Уполномоченного по противодействию коррупции и правоохранительных органов по проверке заявления о преступлении становилось основанием для прекращения действий заинтересованных лиц по лоббированию своих интересов.

Отмечу, что наша экспертная деятельность проводится на этапе подготовки нормативных актов, в связи с чем в Законодательное Собрание Ульяновской области, Губернатору и Правительству Ульяновской области от органов и должностных лиц, наделённых правом законодательной и нормотворческой инициативы, поступают проекты нормативных актов с уже исключёнными из их текстов коррупциогенными нормами и положениями, создающими условия для реализации зон коррупционного риска. Именно поэтому в прилагаемых к проектам законов Ульяновской области копиях экспертных заключений по результатам проведённого нами антикоррупционного анализа содержится информация об отсутствии коррупциогенных факторов, поскольку такие факторы были устранены разработчиками на этапе подготовки проекта после получения соответствующего отрицательного заключения.

Такая процедура связана с тем, что все предварительные согласования целесообразно проводить на этапе подготовки нормативного акта, а не на этапе его утверждения, что позволяет экономить время при согласовании проектов правовых актов. В противном случае мне пришлось бы выступать практически на каждом заседании Законодательного Собрания Ульяновской области и на каждом заседании Правительства области и указывать на выявленные нами коррупционные недостатки проектов нормативных актов, для устранения которых потребовалось бы откладывать утверждение соответствующего проекта нормативного акта и после его доработки повторно вносить на рассмотрение соответствующего государственного органа.

Однако мы не скрываем результаты нашей работы и публикуем результаты проводимого антикоррупционного анализа в соответствующем разделе официального сайта Уполномоченного по противодействию коррупции, где, в частности, организована возможность поиска экспертных заключений по разработчикам и по результатам анализа. Мы также публикуем в открытом доступе полную информацию о реализации функций Уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области.

Результаты нашей работы проявляются не только в поиске и выявлении зон корруционного риска, хотя это направление и является основным в нашей работе. Мы активно участвуем в нормотворческой деятельности, и за прошедший период подготовили проект новой редакции закона Ульяновской области «О противодействии коррупции в Ульяновской области» и два законопроекта, вносящих изменения к нему, проект изменений ранее действовавшей областной целевой программы «Противодействие коррупции в Ульяновской области» на 2008-2012 годы» и проект утверждённой 01.04.2013 областной программы «Противодействие коррупции в Ульяновской области» на 2013-2015 годы», ряд проектов постановлений Правительства области, регламентирующих порядки выделения грантов для некоммерческих организаций, принимающих участие в реализации антикоррупционной политики, проектов распоряжений Губернатора области о повышении эффективности профилактики коррупции.

Два раза в год (до 2013 года - ежеквартально) мы проводим выездной мониторинг эффективности реализации установленных законодательством мер по профилактике коррупции в исполнительных органах государственной власти Ульяновской области и в муниципальных образованиях Ульяновской области, публикуем их итоги в сети Интернет.

В соответствии с положениями Конвенции ООН против коррупции организуем привлечение институтов гражданского общества к профилактике коррупции, организуя различные социально значимые мероприятия: конкурсы, выставки, уроки антикоррупционного воспитания, встречи с учащейся молодёжью и т. п. Третий год подряд мы будем проводить грантовые конкурсы для некоммерческих организаций, участвующих в реализации антикоррупционной политики в Ульяновской области.

Уже четвёртый год в образовательных учреждениях области действует организованная с нашим активным участием система антикоррупционного образования и воспитания. Ежегодно организуются конкурсы социальной антикоррупционной рекламы, лучшие работы размещаются в зданиях Правительства, исполнительных органов государственной власти, органов местного самоуправления муниципальных образований, в музее Ленинского мемориала, где проводятся уроки антикоррупционного воспитания со школьниками. Мы организуем работу общественных советов по профилактике коррупции в муниципальных районах и городских округах Ульяновской области, в заседаниях которых ежегодно принимает участие более 5 тысяч человек. В рамках взаимодействия со СМИ мы убедили главных редакторов печатных СМИ в муниципальных образованиях Ульяновской области уделять больше внимания подготовке публикаций на тему профилактики коррупции. Если в 2009 году таких публикаций по инициативе редакций газет было размещено 18, то в 2012 году это количество превысило 800, что немало для нашей области. Причём всё это сделано без дополнительных финансовых затрат на издательскую деятельность. Все эти меры мы организуем согласно положениям Конвенции ООН против коррупции, в соответствии с которой государства-участники конвенции должны проводить мероприятия по информированию населения, способствующие созданию атмосферы нетерпимости в отношении коррупции, а также осуществлять программы публичного образования, включая учебные программы в школах и университетах.

За прошедший период в мой адрес поступило почти 450 обращений граждан и организаций, в ответах на которые мы разъясняли порядок применения законодательства, давали консультации, рассматривали вопросы по существу, не ограничивались лишь решением вопросов о наличии или отсутствии признаков коррупционных правонарушений.

Совместно со Счётной палатой Ульяновской области мы инициировали создание комиссии по областным целевым программам и комиссии по государственным программам с наделением их полномочиями по детальному исследованию качества финансово-экономического обоснования проектов соответствующих программ. Только за первый год работы комиссия по областным целевым программам отклонила некачественно финансово обоснованных проектов программ с запрашиваемым финансированием на сумму более 8 млрд. рублей.

Опыт организации профилактики коррупции в Ульяновской области и в Республике Татарстан был оценен участниками Всероссийской научно-практической конференции: «Совершенствование правовых и институциональных основ противодействия коррупции в субъектах Российской Федерации: проблемы и способы их решения», прошедшей в феврале 2013 года в Казани, как наиболее эффективный и результативный и рекомендуемый для использования в других субъектах Российской Федерации. Деятельность аппарата Уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области в вопросах предупреждения коррупции в нашем регионе отмечена благодарственным письмом Председателя Счётной Палаты РФ С.В. Степашина за укрепление системы государственного финансового контроля.

Надеюсь, изложенной информации достаточно для формирования общего представления об особенностях и эффективности проводимой нами работы. При необходимости могу осветить и многие другие аспекты нашей деятельности по профилактике коррупции.

Уполномоченный по противодействию коррупции в Ульяновской области,

Александр Павлов

P.S. Если Вы знаете о конкретных фактах коррупции в деятельности должностных лиц в Ульяновской области - звоните (8422) 44-44-82 или пишите почтой по адресу: г. Ульяновск, ул. Радищева, д. 1, каб. 535 или на электронную почту anticorrupt@mail.ru

    Главные новости

    29.12.2019
    Стратегические цели и задачи, стоящие перед Ульяновской областью по реализации государственной политики в области противодействия коррупции на 2019-2021 годы

    29.12.2018
    Распоряжение Губернатора Ульяновской области № 1507-Р от 24.12.2018 г. «Об утверждении Положения об управлении по реализации единой государственной политики в области противодействия коррупции, профилактики коррупционных и иных правонарушений администрации Губернатора Ульяновской области»

    28.12.2018
    В Ульяновской области утверждена областная программа противодействия коррупции на 2019-2021 годы

    28.12.2018
    Центры «Мои Документы» помогут жителям Ульяновской области открыть свое дело

    27.12.2018
    Власти Ульяновска сэкономили 228 млн рублей в 2018 году благодаря системе контроля в закупочной деятельности

    ...все новости →

     

    Новости и события

    21.11.2016
    В Ульяновской области будет активизирована деятельность молодежных антикоррупционных формирований!

    21.11.2016
    Выявляются коррупционные зоны, а виновные привлекаются к ответственности. В Ульяновской области подведены итоги антикоррупционной работы за 9 месяцев 2016 года

    18.11.2016
    В Ульяновской области обновили Анимированную антикоррупционную карту

    ...все новости →